8 февраля 2017

Как на автозаводах лишаются здоровья и жизни

Как на автозаводах лишаются здоровья и жизни




Александр Маричев в 2014 году бежал от войны, пришедшей в Луганск, и по распределению Федеральной службы по труду и занятости попал на УАЗ. Сейчас он судится с заводом, требуя компенсацию в 5 млн рублей за отрубленную неисправным прессом кисть. Издание Life о том, почему такие трагические истории — норма для отечественного автопрома.

Ульяновский автомобильный завод

Рабочий прессового производства УАЗа Александр Маричев подал в суд заявление на работодателя в конце 2016 года. Всё было относительно неплохо до злополучного 8 июня 2016 года. С утра бригадир дал задание, и работник закончил его даже чуть раньше, до обеда. После перерыва начальник выдал Маричеву новое задание — перейти на другой станок, выпущенный в 1950-х годах.

маричев

Александр Маричев. Фото Life.ru

— Где-то за неделю до этого случая я обратился к электрикам, так как аналогичный станок (всего их 7) барахлил. Они минут 40 ковырялись с ним и вроде бы починили. Сказали, что не работало фотореле. И до этого я обращался к ремонтникам, так как станки выходили из строя. Именно на этом станке за полгода произошло около четырёх поломок. В частности, я нажимал одну кнопку вместо двух — эта защита как раз и сделана, чтобы у оператора руки были заняты и он чисто физически не мог получить травму — и станок срабатывал, — рассказывает Маричев.

Когда Маричев стал доставать обеими руками деталь, штамп самопроизвольно сработал, размозжив кисть. Позже инспекция по труду выяснила, что начальство должно было, но не обеспечило рабочего специальным пинцетом для доставания болванок. Было несколько операций. За полгода лечения администрация завода не интересовалась рабочим. Только после просьбы Маричева начальник цеха Евгений Пресняков санкционировал разовую выплату в виде пяти тысяч рублей. В качестве пособия по больничному листу платили половину зарплаты (9 тыс. рублей).

«В месяц 4 тыс. рублей уходит на аренду комнаты, на жизнь остаётся 5 тыс. руб. Питался один раз в день. Сейчас, правда, меня перевели в отдел по контролю качества, там работаю», — пояснил рабочий. За 2016 год это уже второй (!) случай травматической ампутации конечностей на УАЗе. И если Маричев ещё надеется получить от работодателя компенсацию, то 45-летний Виталий Шорин уже ничего не получит от УАЗа, никогда.

7 октября 2016 года Шорина за руку затянуло под конвейерную ленту. Сдавленного мужчину долго не могли достать, он скончался на месте. «УАЗ выделил для похорон автобус. И в соответствии с коллективным трудовым договором родственникам Шорина перечислили 12 тысяч рублей», — рассказал ульяновский правозащитник Виктор Гусев. В официальном ответе журналистам причиной несчастного случая с Маричевым УАЗ назвал «несоблюдение технологического процесса и недостатки в обучении безопасным приёмам труда». Виновные оштрафованы госинспекцией по труду, как и в случае с трагедией Шорина.

«АвтоВАЗ»

Схожая история на «АвтоВАЗе»: 8 сентября 2016 года 32-летнему Дмитрию Сафонкину станок отрубил руку. А всё произошло из-за того, что Сафонкин, будучи штамповщиком, вынужден был заниматься не своим делом — наладкой станков. В тот день он работал не на своём прессе: руководство предложило подработать в другом цехе, где штампуют мелкие детали, это и выше оплачивается. Однако наладчиков из-за сокращения на заводе не хватает, поэтому бригадиры принуждают операторов помогать им.

— Не хочешь помогать наладчикам — мы тебя на следующий месяц на этом месте не оставим, — рассказывает Анна Перова, активистка профсоюза «Единство» (МПРА), которая и сама лишилась трёх фаланг на «АвтоВАЗе». По её словам, другой коллега Сафонкина, тоже оператор, запустил станок (1970-х годов выпуска, новые прессы имеют защитные датчики для таких случаев), полагая, что он в наладочном режиме — так он двигается медленно. В это время рука товарища была в рабочей зоне. Будь рядом наладчик, он этого бы не допустил, потому что абсолютно точно знает, какие режимы активированы у сложной аппаратуры.

— И получилось, что ползун вниз пошёл, руку Димы зажало между направляющими. Её просто размазало. Там валялись куски мяса, повсюду была кровь, а в том самом пазу застряла кость. Скорую вызвали немедленно, но сделать она ничего не могла. Ещё пришлось ждать МЧС, которые ломиками освободили руку. Представьте, что он пережил, какая боль, — продолжила Перова.

Мужчина остался инвалидом и сейчас получает соответствующую пенсию. У него двухлетняя дочка растёт, жена в декрете. Дима был единственным кормильцем семьи. В месяц он получал около 25 тыс. руб. По словам Анны Перовой, на «АвтоВАЗе» компенсацию Сафонкину готовы дать только после суда, здесь сложилась такая практика. Причём активистка, исходя из сложившейся практики, ожидает, что здешний суд ограничится компенсацией морального вреда в районе 50 тыс. рублей.

КамАЗ

Не менее кровавым выдался год и для этого автозавода. В январе и феврале трое рабочих получили переломы костей при разных обстоятельствах, а один при работе лишился пальцев руки. Позже, в июне прошлого года, в литейном корпусе завода удар током получил электрик. Но хуже всего ноябрьское несчастье: у 18-летнего парня при уборке станка затянуло руку в механизм. Молодой человек остался жив, но конечность врачам спасти не удалось. Официально КамАЗ возложил вину на своего сотрудника.

Руководитель пресс-службы КамАЗа Олег Афанасьев сообщил Лайфу, что человеку, получившему инвалидность, выплатили компенсацию, но не уточнил, какую сумму.

«Группа ГАЗ»

На фоне других заводов ГАЗ ещё выглядит менее опасным.

— В 2016 году на ГАЗе было шесть травм, без травматических ампутаций и смертельных исходов. В целом у нас травматизм ежегодно снижается благодаря превентивным мероприятиям — закупке современных средств индивидуальной защиты, приборов безопасности, обучению персонала и др., — рассказали в пресс-службе компании.

Впрочем, в компании не упомянули, что один из этих случаев был довольно тяжёлым. В январе ледяная глыба продавила стеклянную крышу одного из цехов и упала на 43-летнего рабочего. Мужчина выжил, но получил сотрясение мозга, перелом лобной части черепа и скальпированную рану головы.

А как у них?

В России также работают иностранные компании, в прошлом году ни в одной из них не было зафиксировано травматических ампутаций, да и тяжёлых травм нет. В Renault и Hyundai заявили, что в прошлом году не было ни одной травмы у рабочих. В калужском Volkswagen отказались комментировать, но отметили, что тяжёлых травм не было. В профсоюзе VW сообщили, что было немного травм (переломы рук и ног), которые происходили из-за обычных падений рабочих, с производственными недочётами они не связаны.

— Транснациональные автокомпании, когда приходят в Россию, у них первое требование — безопасность, потом уже качество идёт и всё остальное. У них достаточно серьёзный учёт даже по порезу пальца, ведь это тормозит работу, несёт убытки. Сразу же начинает работать команда, решая, как устранить саму возможность порезаться, — говорит лидер Межрегионального профсоюза "Рабочая ассоциация" (МПРА) Алексей Этманов. — Допустим, из моей практики на иностранном заводе была такая ситуация, когда человек повредил голову, работая под днищем машины, — сразу же закупили каскетки с пластиковой защитой. Они на этом не экономят. Там травматизм в разы меньше. В России всё возложено на инспекцию по труду, но этот анахронизм давно пора уничтожить, — заключил Этманов.

На основе материала Тимура Хасанова, Life.ru

Материалы по теме:

 

Другие новости:


В России


В мире


МПРА

МультиВход
Для комменирования авторизуйтесь или войдите через профиль соцсети: